Болезнь – это разговор человека с Богом, – врач Наталья Лелюх

Акушер-гинеколог, поэт и блогер Наталья Лелюх о врачебной клятве, которая не должна начинаться словами «я должен», диалоге между пациентами и врачами и разнице между лечением и исцелением

Отец представлял, как Наташа, накинув вязаную шаль на плечи, будет музицировать на фортепьяно. Поэтому две недели не разговаривал с ней, после того как его творческая дочка, игравшая на пианино с 6 лет и сочинявшая стихи, выбрала не самую творческую профессию – поступила в медучилище.

«Просто я не хотела идти в 10 класс. А выбор в Нежине небольшой – или медучилище, или техникум механизации сельского хозяйства», – смеётся Наталья Лелюх. Она выбрала первое. А потом попала в хирургическое отделение травматологии. «Меня как током ударило: вот это точно моё». Пианистка и поэтесса превратилась во врача акушера-гинеколога и блогера Доктора Наташу.

Наталья Лелюх продолжает писать стихи и рассказы, пробует себя в качестве актрисы, певица и радиоведущая Соня Сотник посвятила ей песню. А ещё Наталья рассказывает о холотропном дыхании и ребёфинге (дыхательные практики. – Фокус), на которые традиционная медицина смотрит искоса, и об удивительных способностях женщины к восстановлению и исцелению. «Даже если танк её переедет 245 раз – беременной она попадёт в автокатастрофу, в которой погибнет муж и ребёнок, она больше не сможет иметь детей, но потом будет с сияющими глазами рассказывать о своих приёмных детях». Это реальная история пациентки Натальи Лелюх. За 16 лет работы у неё накопилось много удивительных сюжетов. «Я очень хорошо понимаю Булгакова. Сложно такой материал держать в себе», – шутит она и говорит, что когда-нибудь обязательно напишет книгу. А пока продолжает разрушать стереотипы о врачах.

Наталья Лелюх ведёт блог о своих врачебных наблюдениях, о бессмысленных диагнозах, из-за чего часто нарывается на критику коллег. Она проводит семинары Женского клуба, потому что считает, что врачи и пациенты до сих пор не научились вести продуктивный для обеих сторон диалог.

«В клятве украинского врача есть слова: «Я должен помогать». А нужно: я хочу помогать, я умею помогать, я могу помогать, ко мне могут обратиться за помощью»

На самом деле у нас никто не давал клятву Гиппократа. Мы давали клятву украинского врача, а до этого – клятву советского врача. В клятве украинского врача есть слова: «Я должен помогать». А нужно так: я хочу помогать, я умею помогать, я могу помогать, ко мне могут обратиться за помощью. А «я должен» – это капец. Это пионеры всех стран объединяйтесь.

Наша проблема – молчаливые доктора. Врачи могут быть прекрасными специалистами, спасающими жизни, но они не умеют говорить с пациентом. Да, есть экстренная помощь, где не нужны разговоры, нужны отточенные действия для спасения человека. Но на консультативном приёме диалог необходим. А как разговаривать с пациентом, нас не учили. Нас не учили строить диалог, нас учили директивному общению: я доктор, я лучше знаю, что тебе надо, я изначально выше. Но любая консультация – это разговор двух профессионалов. С одной стороны человек, который досконально знает себя – что у него хорошо и что не так. С другой – доктор-профессионал, но он ничего не знает об этом человеке. Задача – поговорить двум профессионалам с пользой друг для друга и для себя.

Я шучу, что палку для селфи придумали интроверты. Раньше брали фотоаппарат и обращались за помощью к незнакомому человеку, чтобы тот сфотографировал. А теперь есть палка для селфи, диалога не надо. Так развивается мир. Мы легче переписываемся, чем разговариваем.

«Что такое болезнь? Это разговор с Богом. Зачем она дана? Чтобы человек остановился и о чём-то подумал. Болезнь таится в тебе, и ты источник болезни»

Что такое болезнь? Это разговор с Богом. Зачем она дана? Чтобы человек остановился и о чём-то подумал. Болезнь таится в тебе, и ты источник болезни. Находясь в ней, мы лишаемся привычной способности получать благо. А ведь здоровье – это и есть состояние благополучия. Человек либо забыл, что оно есть, либо потерял дорожку, которая ведёт к благу. Миссия врача в том, чтобы показать, что благо всегда есть, и вернуть человека на старую дорожку к нему или показать новую.

Пациенты почему-то думают: «Я заболел, а доктор должен меня лечить, приходите и спасайте меня».Это неправильно. Правильно: Я заболел, и я должен себя вылечить. К врачу идут за информацией. Врач предоставляет скан: какие есть проблемы и в каком направлении двигаться, чтобы их решить. Когда человек поймёт, что цель консультации – получить направление движения, и осознает, что придётся работать – я заболел, и я буду лечиться, – вот тогда можно считать, что диалог между врачом и пациентом состоялся.

Есть путь лечения – принять таблетку и ждать, когда перестанет болеть. А есть путь исцеления. Он требует ответа на вопрос: как сделать так, чтобы не заболело опять. Обычно на приёме я пытаюсь понять, чего именно хочет человек. Если он хочет лечения, даю ему таблетку, но всегда сопровождаю её ремаркой – подумай. Если он подумал и пришёл повторно, мы начинаем делать другие вещи. Моя задача – попытаться привести на путь исцеления тех, кто ко мне приходит. Поэтому в моих назначениях практически нет медикаментов. Есть проблемы, которые можно решить на первый взгляд банальными советами по правильной гигиене, правильному образу жизни. Например, нужно бросить курить. Но у нас же никто не хочет бросить курить – лучше дайте волшебную таблетку, желательно одну. Если человек 20 лет пил-курил и совершал другие безобразия, что он может услышать от доктора? Путь к исцелению может занять годы.

Здоровье – это каждый день. Это то, что каждое утро, каждый вечер, каждую ночь. Это контрастный душ, ходьба пешком, свежий воздух. Для исцеления люди идут заниматься йогой, медитацией, спортом. Для исцеления нужно менять свои привычки.

Наша жизнь – цепочка привычных реакций и привычных действий. Говорят: у него на роду написано попадать в какие-то ситуации. Да ничего не написано. Просто у него привычные реакции. И если мы попытаемся хотя бы на микрон сместить свою реакцию, вместе с этим и сама ситуация будет разворачиваться в другом ключе.

«Я читала, что женщины Востока стареют позже, потому что едят сою», – говорит мне пациентка 48 лет. «Если я начну, что будет?», – спрашивает она. Ничего. Потому что там, на Востоке, сою едят с детства, поэтому к 50 годам накапливается эффект. Если вы в 48 лет решите есть сою раз в неделю, то будет просто соя один раз в неделю. Не будет никаких чудодейственных эффектов. Здоровье – это вопрос регулярности.

Ты – это тот мир, который вокруг тебя. И меняя себя, можно менять мир. Поэтому я ушла из государственной медицины. Я понимаю, что эту систему не изменю. Это грузовик, который летит на тебя, и остановить его невозможно, у него нет тормозов. Всё, что можно сделать, это прижаться к стеночке. Да, немного забрызгает, конечно, но, по крайней мере, пронесётся мимо.

«Государственная медицина – это грузовик, который летит на тебя, и остановить его невозможно, у него нет тормозов. Всё, что можно сделать, это прижаться к стеночке»

К сожалению, к частной медицине относятся как к сфере услуг. С одной стороны, таково отношение пациентов: я заплатил, поэтому будьте добры. С другой стороны – людей, вкладывающих в медицинский бизнес. Они ждут отдачи на вложенные средства. Если будете делать 20 операций, получите бонус, а если нет – не получите. Такие условия толкают врача на определённые действия. И это ужасно. Медицина априори не может быть сферой услуг. Медицина – это оказание помощи, консультативной, экстренной, профилактической, какой угодно. И врач, и пациент, и владелец бизнеса должны это понимать. У врача не может быть задачи сделать 20 операций в месяц, иначе это не врач, а продавец за прилавком.

Людям очень сложно воспринимать врача как профессию. У нас врач воспринимается как образ жизни. Нас приучили, что врач – это круглые сутки. «Я вам звонила в 9 часов утра. Почему вы не ответили?» Да потому что суббота и я спала. Не надо думать, что доктор 24 часа в сутки обязан быть на связи. Есть, конечно, исключительные случаи. Но в целом хотелось бы, чтобы люди начали уважать во враче человека, который имеет право на личную жизнь, на ребёнка в детском садике, на рабочее время и выходные.

Есть огромная проблема профессионального выгорания медиков. За рубежом с этим серьёзно работают. Если врач выгорел, его, например, переводят в другое отделение, потому что он уже не может на этом месте выполнять свою работу. Выгорание особенно сильно заметно перед отпуском. Ты устаёшь до безобразия и радуешься тому, что пациент отменил консультацию. Это очень плохой симптом. Я уже не жду пациента, изначально его отталкиваю. Поэтому врач на приёме бывает совершенно не готов к самому приёму. Но у нас никто такой проблемой не интересуется.

Мы боимся услышать самое худшее, к кому бы ни собирались, к травматологу или стоматологу. Фантазия рисует самые страшные картины, поэтому мы так часто откладываем визит к врачу на потом. К тому же у нас все умеют лечить. И если вдруг кто-то советует обратиться к доктору, то это уже симптом первой бессонной ночи.

Я не даю консультации онлайн. Да, я могу скорректировать своё сделанное раньше назначение, но советы в Сети не даю. И меня поражают люди, которые на это рассчитывают. Например, недавно я получила от пациентки сообщение: сестра беременна, у неё рвота с кровью, что делать? Вопрос в социальной сети. Я увидела его спустя день, потому что была занята на тренинге в Минске. Когда писала ответ, думала, что проблема уже решена: «Надеюсь, у вас всё хорошо». Тут же приходит ответ: «Нет, мы же ждём вашего ответа». Я была в шоке. Консультации по интернету могут быть только в каких-то неординарных случаях, которые в сериале «Доктор Хаус» описаны: он в больнице, а она на Северном полюсе в вечной мерзлоте по скайпу показывает ему прыщики. У врача и пациента должен быть визуальный контакт. Чтобы понять, какие гормональные проблемы у женщины, мне нужно увидеть, где у неё уши растут, как расположены глаза, куда наклонены уголки глаз, как идёт линия волос, где уровень плеч, крыловидная складочка. Ты видишь все эти штуки, и в голове уже вырисовывается план.

Некоторые идут в медицину, чтобы почувствовать себя Богом.Если вдруг у меня такие мысли появляются, я сразу ищу свой пупок. Нахожу: ага, значит, всё же мама родила. Это возвращает на землю.

ПОДЕЛИТЬСЯ