С профессором Виктором Досенко мы встретились в Институте физиологии имени А. А. Богомольца, где он возглавляет отдел общей и молекулярной патофизиологии. Виктор Евгеньевич – ученый для нашей страны уникальный. Ведь в отличие от большинства своих коллег, он не только занимается научными изысканиями (в основном изучает болезни сердечно-сосудистой системы), он еще всячески популяризирует знания о человеческом теле, его тайнах и особенностях. Профессор выступает с лекциями перед широкой аудиторией, участвует в таких современных научно-популярных проектах как «Моя наука» и другие. Только так, считает он, можно изменить отношение украинцев к своему здоровью, воспитать новое поколение интеллектуалов и помочь украинским ученым занять достойное место среди мировой научной элиты.

1

Жить 120 лет

— Сейчас очень много усилий как медики, так и простые обыватели направляют на борьбу со старением. И есть прогнозы, согласно которым продолжительность жизни человека в недалеком будущем сможет увеличиться до 150 лет. Вы считаете, это реально?
Или все-таки наш организм не запрограммирован на такое долгое существование?

— Я думаю, что для таких предположений и прогнозов есть все основания.
Так, в 20 веке значительно увеличилась продолжительность жизни людей.
Все это связано с развитием медицины, системы социального обеспечения,
с решением проблемы продовольствия. Все это уменьшило, прежде всего, случайную смертность в результате вирусных заболеваний, острых сердечно-сосудистых заболеваний и т.д. От этого медики научились спасать людей. К примеру, если у человека сужены коронарные артерии, вставляются стенты (это пружинка, которая поддерживает сосуд в расширенном состоянии), делается аорто-коронарное шунтирование (фактически новый сосуд). Все это невозможно было представить себе даже 30-40 лет назад. Сейчас это поставлено на поток, такие операции массово делаются и нашими хирургами в Украине, и это спасает жизни тысяч и тысяч людей, продлевая им жизнь.

Играет свою роль в продлении жизни и система ранней диагностики. Например, биохимический скрининг помогает на очень ранней стадии выявлять рак предстательной железы. И мужчинам определенного возраста в цивилизованных странах обязательно нужно сдавать такой анализ. За этим следят, кстати, социальные службы и система страховой медицины. Например, как это работает в Германии. Человеку приходит напоминание, что нужно сдать такой-то анализ. Он приходит, сдает, причем бесплатно… Потом через два года еще, потом еще и т.п. Если вдруг будет обнаружен повышенный уровень маркера, нужно обратиться к врачу. И если вовремя начать лечение, человек будет жив и здоров. И ему бесплатно окажут эту медицинскую помощь. Но если вы не сдаете вовремя этот анализ, а потом приходите к врачу с уже запущенным заболеваниям, то вас, конечно, тоже будут лечить, но уже за ваши деньги. Это очень разумная и справедливая система, которая помогает выявлять болезни на ранней стадии.

Поэтому, я думаю, уже в ближайшие годы продолжительность жизни человека вполне может достигнуть тех пределов, которых уже достигают долгожители.

— То есть, 120 лет?

— Да, вполне. Причем будет увеличиваться и деятельная часть жизни, когда человек на своих ногах и в здравом уме дольше сможет позволить себе работать, путешествовать, помогать детям и внукам и быть менее зависимым от помощи медицины.

Я думаю, уже в ближайшие годы продолжительность жизни человека вполне может достигнуть тех пределов, которых уже достигают долгожители

То есть, смерть можно отодвинуть. А вот старение победить нельзя. Все стареют. Старение – это нормальный биологический процесс, и борьба с ним – бессмысленна. Не бороться с ним нужно, а оптимизировать, продлить этот период жизни человека. И здесь очень много будет зависеть от самого человека.

2

РЕЦЕПТЫ ДОЛГОЛЕТИЯ

— Что же нужно делать?

— На самом деле, рецепт долголетия известен уже давно. И в рассказах долгожителей, если их проанализировать, все время повторяются одни и те же советы…. Просто современные данные и эксперименты на животных эти принципы подтверждают.

Самое главное правило – органиченное питание. Животное, которое съедает столько, сколько оно хочет, проживет меньше, чем то, которое недокармливали (то есть, оно съедало на 15-20% меньше, чем первое).

Это связано с таким внутриклеточным процессом как аутофагия (самопоедание). Это крайне важный процесс, который обязательно должен происходить в организме. И запускается он именно недостатком внешних аминокислот. Когда клетка недополучает питание извне, она начинает поедать саму себя (в хорошем смысле) – ищет отработанные белки, «шлаки», поврежденные органеллы и пускает их в утиль. Если же мы все время обеспечиваем свой организм питательными веществами, аутофагия не происходит. Кстати, из-за блокады нарушения работы аутофагии (и это уже доказано) развивается, например, болезнь Альцгеймера, онкологические, сердечно-сосудистые заболевания.

«Животное, которое съедает столько,
сколько оно хочет, проживет меньше,
чем то, которое недокармливали

То есть, все эти болезни можно назвать болезнями переедания?

— Да, конечно. Это результат неадекватного питания в течение всей жизни и, особенно, во время уже начала старения (с 45-50 лет). То есть, если человек уже начал стареть, а пищевые привычки не изменил, и ест то же и столько же, сколько и в молодом возрасте.

Самый простой способ следовать правилу недоедания (и его все знают, но мало кто делает) – нужно вставать из-за стола немножко голодным. Это в комплексе с периодическими отказами от пищи будет продлевать старение. Можно для начала начать меньше питаться в какие-то дни, потом попробовать голодать один день в неделю. Здесь все индивидуально, нужно прислушиваться к своему организму. Если чувствуете, что в результате голодания стало лучше, можно отказываться от пищи два дня в неделю. И опять прислушиваться к ощущениям.

Нужно вообще трезво оценивать, что происходит, и понять, что фактически мы все — наркоманы. Просто наркотики у всех разные – для кого-то это кофе, для кого-то алкоголь, для кого-то жирная мясная пища, для кого-то сладости. Каждый находит свое удовольствие, от которого не хочет отказываться. Человек говорит: я не могу без сладенького, жизнь не мила. Но ведь то же самое говорит и наркоман. Наркоману без дозы плохо, алкоголику плохо без 100 грамм. Чем же тогда любители сладкого, которое вредит организму не меньше, отличаются от наркоманов? Такие привычки нужно проанализировать и понять, что они не делают в реальности нашу жизнь лучше, а просто вы «сидите на игле» — той или другой.

«Фактически мы все — наркоманы. Просто наркотики у всех разные – для кого-то это кофе, для кого-то алкоголь, для кого-то жирная мясная пища,
для кого-то сладости

Давайте вернемся к правилам долголетия и здорового старения. Кстати, сколько их всего?

— Всего четыре. Первое мы уже разобрали. И выработалось оно в процессе миллионов лет эволюции, когда человек, как и все живые существа, периодически испытывал чувство голода, порой – сильного голода.

Второе правило — это физическая активность. Все знают о том, что движение – это жизнь, но не все понимают, как работает этот принцип. А работает он за счет моделирования гипоксии (нехватка кислорода). Современный человек, если он не занимается в спортзале, а ведет обычный способ жизни – двигается крайне мало: машина, работа за компьютером, опять машина, эскалатор, лифт, кресло, кровать… А ведь организм человека приспособлен к длительным физическим нагрузкам, к частой гипоксии, ведь, чтобы добывать себе пропитание, всегда нужно было много двигаться.

Третий фактор – это достаточное количество ксенобиотиков в пище, то есть чужеродных веществ. Поскольку человек сам по себе является белковым организмом, то чужеродной для нас является именно растительная пища. Любой современный человек ест их недостаточно – он питается преимущественно рафинированной и животной пищей. А если мы не употребляем чужеродную пищу, в организме не активируется система адаптации к влиянию ксенобиотиков. И человек постепенно становится жертвой собственных токсинов. Они накапливаются, не утилизируются и идет саморазрушение и самоотравление.

«А если мы не употребляем чужеродную пищу,
в организме не активируется система адаптации
к влиянию ксенобиотиков. И человек постепенно становится жертвой собственных токсинов

— И последний фактор – это температурные испытания: переохлаждение и перегревание. Этого нас лишила цивилизация. Мы все время в комфорте: холодно – включили обогрев, жарко – включили кондиционер. Все миллионы лет эволюция готовила нас к другому – к тому, что периодически будет холодно и очень холодно, или жарко и очень жарко. Использование этих термофакторов – закалка организма холодом и высокой температурой – это то, что поддерживает нашу нейро-эндокринную систему, начиная с мозга и заканчивая каждой клеткой наших тканей, в оптимальном состоянии. Если этого нет, не работают определенные механизмы адаптации, и такой организм скорее выводится из функционального состояния.

— Выходит, организму все время надо устраивать стресс по принципу «чем хуже, тем лучше»?

— Можно и так сказать. Или словами Ницше – «все, что меня не убивает, делает меня сильнее». Но все в разумных пределах. Да, и холод, и голод, и нехватка кислорода – это все повреждающие факторы, но когда они вообще не действуют на организм, организму только хуже. Он за миллионы лет привык к таким повреждениям. Обязательно должны быть какие-то экстремальные воздействия на наш организм, иначе он вообще не понимает, что происходит. А цивилизация сделала нашу жизнь сытой и комфортной, но при этом породила целую группу заболеваний, которые в дикой природе не встречаются. Того же атеросклероза нет у животных, а у нас он практически у всех.

— То есть, у людей, которые хотят жить долго, нет выхода, кроме как бегать, мерзнуть и голодать?

— На самом деле, для человека ленивого, который не захочет в своей жизни и привычках ничего менять, медицина уже придумывает выход. Уже разрабатываются геропротекторы, которые будут компенсировать тот или иной из четырех вышеозвученных факторов. То есть, для активации аутофагии уже есть таблетка. И доказано, что она продлевает жизнь крысам. И она применяется уже и на людях. То есть, можно ограниченно питаться, а можно глотать таблетку – и питаться неограниченно.

Это же касается и фактора физической активности. Можно заниматься спортом, а можно просто дышать гипоксической смесью (там концентрация кислорода не 20%, а 18%). Оздоровительный эффект для организма одинаковый. Есть специальный аппарат – гипокситрон. С помощью таких аппаратов, кстати, тренируют спортсменов сборной Украины и не только Украины. Это всемирная практика.

3

ЧЕГО
СТОИТ БОЯТЬСЯ

Наша жизнь очень сильно отличается от жизни наших предков не только тем, что у нас много еды, нам тепло и комфортно, но и тем, что мы окружены огромным количеством техники, которая этот комфорт отчасти и обеспечивает. И очень много пишут о том, что все это тоже может плохо влиять на наше самочувствие, здоровье. Пишут о вреде тех же смартфонов, об электромагнитном излучении. Как вы думаете, это может иметь влияние на наш организм?

— Ну вот именно так: может иметь влияние. Но негативный эффект техники не доказан. Я знаю, что в мире проводятся исследования на эту тему. В Украине о таких исследованиях я не слышал. Конечно, электромагнитное излучение существует. Возможно, оно может влиять на биологические структуры, на риск развития заболеваний. Но в какой степени, однозначного ответа пока нет. Но и исключать, что влияет, нельзя.— И лет через 10 мы можем узнать неприятную правду…

— Да. Например, что частое общение по мобильному телефону повышает риск какого-либо заболевания. Это может случиться. Но пока таких доказательств нет.

— Мы также боимся Эболы, вируса Зика и еще каких-то новых болезней. Но что составляет реальную угрозу для жителей Украины – эти новые болезни или может быть рак, сахарный диабет, болезни сердца? Чего реально стоит бояться?

— Вы совершенно правы. И это подтверждает статистика. Больше всего людей в Украине умирают от сердечно-сосудистых заболеваний (мы на первом месте в Европе по этому показателю). На втором месте – онкология. Причины этих болезней одинаковы. В первую очередь, это низкая образованность, низкая медицинская культура населения. Большинство людей думают, что врачи врачами, а они лучше знают, как питаться. И, как и их предки, злоупотребляют животной пищей, рафинированными углеводами и при этом мало едят клетчатки. И так же, как и их предки, умирают от сердечно-сосудистых заболеваний.

Но ситуация постепенно меняется. Мне вот в последнее время на улице стали попадаться школьники с морковками, которые уже очищенными продаются в супермаркетах. Еще 5-10 лет назад такого не было. И родители некоторые понимают, что лучше дать ребенку не бутерброд с ветчиной/колбасой/маслом (то есть с жиром), а лучше пусть он погрызет яблочко, морковку, сельдерей, и будет здоровее.

— Не могу не спросить у вас, как у генетика, по поводу такой неоднозначной темы как генно-модифицированные организмы. Вредны они или нет? Можно их есть или лучше не надо?

— Как может быть вреден белок? Как может быть вредна ДНК, РНК? Мы сами являемся генетически модифицированными организмами. Человек возник как гомо сапиенс (и все виды животных и растений) в результате генной модификации. Это суть природы. Мы все время в процессе генетической модификации. И если ученые получили способ более быстрой, направленной генетической модификации, то это только улучшает качество продукта, увеличивает его плодовитость или питательность. Все генетические продукты с особой тщательностью проверяются в течение 8-10 лет. И никаких данных об их вреде нет и даже трудно предположить, с чем они могут связаны.

«Мы сами являемся генетически модифицированными организмами. Человек возник как гомо сапиенс в результате генной модификации

Кстати, в Украине отличная школа биотехнологий растений. Наши специалисты работают в Германии и в других страна мира. А здесь, в Украине, они не имеют права производить эти новые сорта, высаживать их – только в закрытых помещениях и в сугубо экспериментальных целях. Потому что у нас в стране приняты, мягко говоря, не очень умными людьми законы, которые ограничивают производство своих генно-модифицированных растений. Хотя понятно, что для страны с большой сельскохозяйственной перспективой нужно как можно больше производить таких растений и получать как можно большие урожаи. За этим будущее, и все цивилизованные страны это понимают и это развивают.

4

ГЕНЕТИКА ПРОТИВ ИНФАРКТА
И ГИПЕРТОНИИ

А в целом что у нас в стране с генетикой? Есть ли нашим ученым что предложить миру, чем поразить его?

— Конечно же есть. И всегда было. Мало кто знает, что именно украинский ученый Сергей Михайлович Гершензон впервые в мире установил, что ДНК является носителем генетической информации. И это признано во всем в мире. Он также гораздо раньше американских ученых, которые получили за это открытие Нобелевскую премию, выяснил, что информация передается не только от ДНК к РНК, но и обратно.

Современным ученым нашим тоже есть чем гордиться. Вот, к примеру, наш отдел в Институте физиологии занимается лечением болезней сердца. И мы разработали плазмиду – это генетическая конструкция для лечения инфаркта миокарда. То есть, вместо кучи препаратов можно ввести в организм генетическую конструкцию, которая заблокирует нужный фермент. Эксперименты над животными показали, что это позволяет уменьшить инфаркт миокарда в 4 раза.

— То есть, это изобретение пока на уровне экспериментов над животными?

— Так у нас все на таком уровне. Потому что это никому не нужно. Я выступал с докладами, наши статьи об этом напечатаны у нас и в авторитетных западных журналах, цитируются… Внедрение этой технологии могло бы спасти много жизней, но, повторюсь, здесь это никому не нужно.

Еще один метод генетической инженерии мы разработали совместно с Институтом фармакологии и токсикологии АМН Украины для лечения артериальной гипертензии. Одна инъекция такого препарата – и у крысы на 7 дней нормализуется давление. А препараты химические от давления нужно принимать каждый день, еще и по 2-3 раза в день. Именно поэтому следующее поколение препаратов – это будут именно генетические препараты, не химические. Они точнее попадают в цель и практически лишены побочных эффектов.

— Какой выход из ситуации вы видите – когда ученым есть что предложить своему народу, своей стране, но мы ждем, когда это изобретут американцы, европейцы и покупаем технологию у них?

— Для этого, прежде всего, нужно, чтобы люди, которые занимаются бизнесом, производством, политикой, обладали достаточным уровнем интеллекта. На сегодняшний день мы видим у власти, во главе крупных бизнес-объединений, шустрых ребят с очень низким уровнем интеллекта. Это проблема не сегодняшнего дня, это проблема всего периода существования независимой Украины. В советский период тоже все было плохо в этом отношении, но были хоть какие-то попытки. Например, рабочий день Щербицкого (Владимир Щербицкий, первый секретарь ЦК КПУ с 1972 по 1989 года. – Авт.) иногда начинался в нашем институте. Это была показуха, но хорошая. Вся страна знала, что с утра Щербицкий едет в лабораторию академика Костюка (Платон Костюк, известный ученый. – Авт.) смотреть, как снимаются токи с отдельных нейронов. Таким образом демонстрировалось отношение к науке. Сейчас, я думаю, вряд ли кто-то из власть имущих знает, где находится Институт физиологии. Они делали и делают деньги в основном на сырье типа нефти, руды, и даже подумать не могут, что можно сделать продукцию инновационную, сделать что-то впервые в мире.

— То есть, если бы Украина взялась за внедрение в жизнь препаратов, разработанных нашими учеными, страна могла бы на этом зарабатывать?

— Да, мы могли бы заработать миллионы долларов. Потому что в мире пока таких препаратов нет. Но этого должен кто-то еще хотеть, кроме группы ученых. К сожалению, этот затянувшийся конфликт украинской власти и украинской науки – это конфликт серости, необразованности с чем-то ярким, необычным, что может конкурировать на самом высоком уровне.

Поэтому единственный выход из этой ситуации – это воспитывать новое поколение украинцев. Идти к людям, популяризировать науку. И мы это делаем. Читаем лекции, проводим Дни науки в разных городах Украины. В эти дни институты открывают двери своих лабораторий для всех желающих, есть возможность пообщаться с учеными.

Государство могло бы зарабатывать миллионы долларов на препаратах от инфаркта и гипертонии, которые разработали наши ученые-генетики.

Автор: Наталья Трофимова
Дизайн: Татьяна Давиденко
Фото: Константин Гришин
Источник: story.vesti-ukr.com

Written by Татьяна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *